August 4th, 2011

Истинная правда



Повальное пьянство и воровство, апатия и смиренность. Такое описание людям на советском производстве давал американец Дэвид Саттерн, работавший в Москве корреспондентом газеты Financial Times с 1976-го по 1982 год.

Советская пропаганда в годы холодной войны описывала американскую действительность как беспрерывный ход ужасов капитализма: линчевание негров, борьба индейцев за свои права (случай Леонарда Пелтиера), голодовки протеста (случай доктора Хайдера), безработица, беззаконие спецслужб. Такой же «монетой» оплачивала советскому агитпропу американская пропагандистская машина. Характерным примером являются записки американца Дэвид Саттерна, работавшего в Москве корреспондентом газеты Financial Times с 1976-го по 1982 год. За эти 6 лет он совершил более 100 поездок по советской глубинке, взяв интервью примерно у 1 тысячи советских граждан. К примеру, Саттерн мог приехать в Вологду, чтобы отыскать там место производства и продажи знаменитого вологодского масла. Но на прилавках он обнаруживал только глыбы смёрзшейся кильки и маргарин. Одни простые вологжане объясняли ему, что всё масло сжирает Москва, другие – что в трудностях в стране виновата международная напряжённость.


http://ment52.livejournal.com/413653.html

Интервью Бориса Стомахина

http://burepolom.marsho.net/

Здравствуйте Борис Владимирович. Первое что хотелось бы узнать, каковы ваши впечатления после первых месяцев проведённых на свободе? Но прежде всего, как здоровье?

Спасибо. Здоровье, конечно, пошатнулось после пережитого за последние годы. Но все же какие-то силы еще остались, я стараюсь держаться, не раскисать. Силы еще понадобятся для дальнейшей борьбы.

Впечатления на свободе, увы, мрачные. Все позитивное и свободомыслящее – в основном в интернете. В реальной жизни, в оффлайне – все та же диктатура, полицейщина, то же рабство и холопство, принимающие порой совершенно кариикатурные, омерзительные формы. Симбиоз рабов и палачей. Чего стоят хотя бы эти год от году нарастающие – и с восторгом, без всякого протеста принимаемые и хаваемые низами – шабаши «великой победы» каждое 9-е мая, эти повсюду развешанные «георгиевские ленточки»… Единственное – или, по крайней мере, самое главное – что ободряет и отчасти радует, – это то, что за 5 лет моего отсутствия заметно вырос спектр сил, которые не приемлют это чудовищное государство российское (ни на каких его этапах – от Ивана Грозного до Путина) и не только не боятся, но ЖЕЛАЮТ ему именно распада и прекращения существования на веки вечные…

Расскажите пожалуйста о вашей лагерной жизни, на каком принципе функционирует система российских лагерей?

О лагерной жизни рассказывать можно очень долго, не в формате интервью. Сразу хочу сказать, что я 3 с лишним года вел в лагере дневник, подробно описывая тамошнюю жизнь, быт и нравы. Дневник этот сохранился, и я хотел бы теперь издать его, хотя бы в сокращенном виде (т.к. объем там достаточно большой). Если же не найдется издателей, готовых этим заняться – я просто повешу его в интернете, сперва уже набранные фрагменты, а потом, по мере того, как весь дневник будет набран – и целиком.

Лагерная система функционирует в России, как и при Сталине, на жестокости, презрении к человеческой личности, к человеческому достоинству и правам, на тотальном подавлении и тупой, бездушной казенщине, выражаемой традиционным лозунгом лагерных и всех прочих вертухаев: «Не положено!». Это насквозь казенные, наплевательские по отношению к человеку учреждения, где если тебя не уморят нарочно, то ты рискуешь умереть просто потому, что должностные лица ненадлежащим образом исполняют свои функции, а проще говоря – им плевать на тебя, жив ты или мертв, и ради тебя они на йоту не согласятся нарушить свою формальную инструкцию, если это необходимо. Впрочем, и исполнять то, что им инструкцией прямо предписано в пользу зэков, тоже не спешат.

Но, кроме этого, есть там еще и такие черты, как хитрость, подлость, иезуитизм этакий. В том лагере, где был я, начальство уже знало, что я достаточно известный на воле человек, ко мне все время приезжают, в том числе и правозащитники, обо мне пишут в СМИ, в интернете, словом – не забывают. Так что если со мной что случится – пожалуй, администрации придется и отвечать, могут быть неприятности. Поэтому с какого-то времени они перестали выносить мне даже и устные выговора (которых достаточно для формального отказа в УДО), а полностью переложили работу по моему «воспитанию» (т.е. прессингу) на зэков.